ЕЕ ЗВАЛИ МАРУСЯ

January 2, 2016

 

Много букв было написано про один из самых многообещающих проектов современной России "Марусю". Плеяды людей восхищались и плевались, серъезные журналисты пытались понять причины такого эпического провала. Большей частью писалось все политкоректно и все больше о машине и ее достоинствах, которых было куда меньше, чем недостатков. Причем с довольно смешанной и неточной хронологией. Одним из самых объективных повествователей был журнал "Авто ревю", который обозначил предпосылки неудач. Еще немного вуали энигмы "необъяснимой" полосы невезения компании приоткрыла недавняя статья на сайте motor. Но все это лишь вскользь затрагивало проблему людей, привлеченных на ключевые посты в компании. Ермилин герой, Фоменко... ну просто Фоменко. Других персонажей вроде как и не существовало.

 

Чтобы подитожить самый великолепный провал в новейшей истории отечественного автомобилестроения достаточно сказать следующее: один из участников проекта, так сказать из низов, сказал однажды коротко, но емко - заведомо провальный проект. Почему заведомо? Потому что история создания подобных машин шагает по планете, наступая на одни и те же грабли. Почему провальный? Потому что Фоменко, имея инструменты привлечения финансов и людей, так и не сумел окружить себя профессионалами в своем деле. Было много людей, которые надувая щеки не скупились на похвалы в собственный адрес, но все они в итоге были всего лишь случайными прохожими, привлеченными возможностью быстро и легко заработать.

 

Чтобы понять, почему же проект "Маруся" не имел шансов на существование я приведу несколько исторических фактов из жизни ЕММ, как официально называлась компания тогда. Я попал в проект случайно! Какой сюрприз. В компанию меня привел давний знакомый Данила Никитин. Он занимал пост - глубокий вдох - директора по перспективным разработкам, если мне не изменяет память. Собственно, один этот факт уже был предварительным звонком, что в компании что-то не так. Человек с медицинским образованием, которому от силы стукнуло 30 и чей опыт работы в области дизайна, производства и проектирования вообще был равен абсолютному нулю. Первичная информация была такой: есть проект - машина. Есть дизайн и некоторые наработки. В общем, денег миллион, времени год. По истечении года должна быть полностью функциональная машина! Глубокий выдох. Год заканчивался в сентябре-октябре. Дело было в середине мая.

 

Данила познакомил меня с неким Глебом Визелем - ведущим работы по дизайну на проекте. Предложили посетить их на заводе ЗИЛ, доживающим свои последние дни. Я с радостью согласился. Проект казался интересным и заманчивым. Приехав на ЗИЛ, где "Маруся" снимала бывший кабинет шефа дизайна в студии с видом на Москву-реку и бокс в опытном цехе, я увидел несколько набросков Макса Шершнева и довольно плохой и неразборчивый эскиз интерьера. С пластилином дела обстояли примерно так же: ни одна поверхность не имела смысловой законченности и было это скорее попыткой просто посмотреть, что можно сделать из этого чудесного материала. Существовал еще полноразмерный посадочный макет в цехе, где Визель и Александр Захаров арендовали место для своих изысканий в области обвесов для богатых клиентов. То была просто масса черного отечественного пластилина без каких-либо определенных форм. Основной посыл этого эксперимента сводился к простой мысли - сделать так как на эскизе вопреки всему и вся, хоть и эскизов было всего ровно один.

 

Экскурсия была довольно познавательной и выстроилась некая картина происходящего в стенах этого заведения. Кстати, сама экскурсия была организована Данилой и еще одним фигурантом, Антоном Колесниковым - собственно человеком номер два после Николая Фоменко. Антон был директором всего предприятия и денежным мешком. Спустя 8 месяцев после начала проекта у "Маруси" было то, что было, то есть то, что я описал выше, и больше не добавлялось ни на грамм. Колесников попросил меня написать что-то вроде отчета о прогулке и по-возможности дать свои рекомендации как сделать лучше. Извечный русский вопрос: что делать? Дальше я привожу этот документ, датированный 1-м июня 2008-го года с моими пояснениями:

 

1. Ввести в штат дополнительного дизайнера, который занялся бы интерьером и помог бы с доводкой экстерьера

 

Как нетрудно догадаться на проекте в тот момент был только один человек, имевший отношение к дизайну - Глеб Визель. Все остальные работы делались спонтанно по мере острой необходимости, то есть, когда понадобился сам дизайн, Глеб привлек к работе пару студентов, которые в ходе подготовки к сессиям отрисовали несколько эскизов. Об отработке идеи и проработке деталей, естественно, никто не слышал. Сам Глеб был занят очень важным делом - выклейкой обвесов для клиента, к Марусе не имеющего ровно никакого отношения. При этом ЕММ привлекла Глеба исключительно как "эксперта" для разработки машины и он должен был посвятить себя этому делу полностью и безраздельно. На самом деле, требовались несколько дизайнеров, но мне дали понять, что бюджет не выдержит и я вписал одного.

 

2. Рассмотреть возможность работы всех вовлечённых людей на проекте в режиме полной рабочей недели.

 

Очень интересный пункт, который указывает на главную проблему всего проекта - ни один человек, занятый в нем, не работал полную неделю и даже день. Постоянными были сам Николай, Колесников, Данила Никитин и девочка на ресепшене, которая мило улыбалась посетителям и приносила чай/кофе и ватрушки Колесникову, который, кстати, очень любил повторять, что он охренительный организатор! Даже Ермилин, которого я встретил позже, появлялся там как ясно солнышко в Москве - то есть редко. 

 

3. В идеале, ввести в штат двух модельщиков с опытом работы  с материалами и в частности с пластилином. Если такой возможности нет, произвести закупку набора инструментов для работы с пластилином (в любом случае) и вовлечь в работу имеющиеся кадры (студентов).

 

Все интересней и забавней. То есть совершенно очевидно, что на "Марусе" в целом опытных работников не наблюдалось. Не было и желания привлечь таковых и уже заранее делался такой допуск как бесплатная студенческая сила с обучением в процессе работы. Студенты, кстати, тоже появлялись раз в неделю в лучшем случае, а если учесть время май-июнь им было вообще не до этого. Им бы сессию сдать. Кстати, снабжение студентами осуществлял Визель, так как был также преподавателем в Строгановке и быстро прикинул, что студенты сэкономят ему кучу денег из проплаченных "Марусей" за разработку кузова и интерьера.

 

4. Переделать скелет посадочного макета интерьера с учётом блочности элементов и начать его пластилиновый макет в масштабе 1:1 как можно скорее.

 

Как уже было описано выше, первичная экскурсия выявила полное отсутствие драйва на проекте и каких-либо вменяемых наработок. Была предложена рама с изменяемой геометрией для посадочного макета, на котором можно было отработать эргономику и сам интерьер. 

 

5. Начать пластилиновый макет экстерьера в масштабе 1:1 как можно скорее с отработкой элементов и завершением макета к показу в сентябре месяце. В дальнейшем макет можно использовать для снятия форм для изготовления полноразмерного прототипа с показом на одном из автосалонов в ближайщее время.

 

В некоторых источниках упоминается, что в августе 2008-го студенты сделали половину пластилинового макета "Маруси". Такого не было. По-крайней мере там, где делали макеты - на ЗИЛе. Была модель кабины, чтобы выклеить крышу и заказать стекла. Экстерьер в сыром виде существовал только в Райно на компьютере Визеля, с которым он имел довольно сложные и запутанные половые сношения и облако экстерьера было с модели 1:5, про которую упоминалось выше и которая не могла служить источником даты для построения полноценной 3Д модели.

 

6. Доработать общую концепцию машины и её элементы. Это можно делать одновременно с пластилиновыми макетами в масштабе 1:1

 

Как говорится без комментариев. Были наброски Шершнева и они конечно выглядели неплохо, но в целом, концепция просто не работала технически. Было очевидно, что протащить такое через омологацию будет ОЧЕНЬ тяжело, а вернее невозможно. Проблемы начинались снаружи и продолжались под шкуркой. Несмотря на талантливость Макса он был всего лишь студент без опыта проектирования машин. "Маруся" выглядела откровенно устаревшей со своей треугольной оптикой и перегруженной деталями, а кабина была просто миниатюрной по сравнению с остальным кузовом. Макса я встретил один раз и попросил его поработать над деталями и в частности над кормой и задней оптикой. Макс был удивлен, если так можно выразиться, и естественно я никогда не увидел от него никаких проработок. В его понимании машина была идеалом эстетики, что собственно подогревалось и Визелем.

 

7. Определить соотношение уникальных деталей (дизайн Marussia) и деталей, выпускаемых серийно для использования  в автомобиле.

 

Отсутствие какой-либо информации и координации процесса вообще поражало. Были некие мысли, пожелания и хотелки. Хотелки вообще целая статья. Об этом придется написать отдельно. Был некий человек, которому теоретически даже платили деньги за то, что он разрабатывал всю графику и софт для мультимедийной системы машины, но он даже не знал, сколько и какие экраны будут ставить. Просто потому, что этого не знал никто и заниматься этим было некому!

 

8. Определить производственные процессы основных деталей, проектируемых для Marussia

 

Не лишняя операция, которая существенно облегчает жизнь и помогает скроить бюджет. Однако в "Марусе" хорошо понимали только одно: будет карбон и куча супер-продвинутых технологий, о которых автопроизводители только мечтали.

 

9. Пересмотреть приоритетность готовности и показа модификаций машины. Предлагается сконцентрировать все усилия на завершении базовой модели с последующей доработкой других моделей. Выделить гоночный вариант в отдельный проект с соответствующим штатом и бюджетом.

 

Очень интересный пункт. Дело в том, что планов громадье затмило бы порывы фараонов увековечить собственные дела навеки. В видео, опубликованнoм сайтом motor, Ермилин говорит, что позже, в процессе проекта, было решено создавать еще несколько моделей "Маруси". Однако, с первого дня "Марусь" должно было быть много! И ни одного "Ивана"! Серьезно, размах меня поразил как только я услышал, что должны быть дорожная версия, версия для треков (гоночная), внедорожник и четырехместная машина. Все на одном шасси. Причем конфигурация его должна была позволять делать их как с переднемоторной, так и с заднемоторной или среднемоторной компоновкой! И все это должно было родиться в ближайщий год. Первой должна была родиться гоночная версия, потому что Ермилин тянул одеяло на себя и собственно даже не имел представления о том как делаются дорожные машины... серийно! Фоменко тяготел к этому тоже, но здравый смысл подсказывал, что сначала нужна дорожная версия, если проект хочет выжить на собственном финансировании и выжить вообще. Моя первая реакция на услышанное была: как бы не подавиться таким куском!

 

Положив такой вот бесхитростный списочек на стол Колесникову, я надеялся на понимание и поддержку, потому что все было довольно очевидно. На том и ударили по рукам. Затем меня оповестили о встрече с Фоменко. "С кем, кем?" - переспросил я.

- Ты что, не знаешь кто такой Николай Фоменко? 

- Если честно, нет

Долгое молчание. Мне, с моим эммигрантским прошлым было совершенно фиолетово кто такой Фоменко. Уже позже я вспомнил дерзкого подростка из фильма "Скорость". Встреча прошла хорошо, и дело пошло вперед.

 

Продолжение следует

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Please reload

Featured Posts

СЕМЕЙНЫЙ ПОРТРЕТ - РЕНО

November 9, 2019

1/10
Please reload

Recent Posts

April 11, 2019

March 9, 2019

January 3, 2019

December 8, 2018

September 21, 2018

August 29, 2018

Please reload

Archive